Экономика Спорт Общество Культура Форум
МЕНЮ

Интересно
18:17 | 80-летний юбилей Михаила Сергеевича Горбачева в Лондоне
На этой знаменитой сцене в свое время произносили речь королева Великобритании Елизавета II и британский государственный и политический деятель Уинстон Леонард Спенсер - Черчилль. Здесь выступали

14:23 | Победа доктора Пилюлькина
О переходящем титуле "самого дорогого художника" Это такое очарованье, которого просто нельзя выразить словами; вообразите себе: полосочки узенькие-узенькие, какие только может представить

14:22 | Мумии не горят
35 веков Хатшепсут правила в конце XVI - начале XV веков до нашей эры (по различным хронологическим системам, принятым в египтологии, годы ее царствования могли быть 1504-1484, 1490-1468 или 1479-1458)

14:21 | Летние презенты
С 29 июня В здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке откроется реконструированный зал Михаила Врубеля. Его основательно переделали: поставили камин "Микула Селянинович", вернули

Наши партнеры


 
Аналитика

Предвыборная кампания Барака Обамы

На территории АЭС «Фукусима-1» был обнаружен плутоний

Самые новые лейбористы

Куриный заговор против Кеннеди

Дай денег
 

Главная | Россия | Эти разные левые

Победить «Единую Россию» можно, только отняв у нее левых избирателей.


После мартовских выборов, когда в совокупности левым партиям (КПРФ и «Справедливой России») в ряде случаев удалось обозначить некую тенденцию к нарушению монопольного доминирования «Единой России», а затем после призывов Сергея Миронова к сотрудничеству, а теперь уже и к объединению КПРФ и СР, идея создания единой левой партии стала предметом неких, хотя и не вполне активных, обсуждений. С точки зрения объективного политологического анализа она малоперспективна, поскольку обе партии представляют разные части левого поля. Невозможно представить себе членов КПРФ, которые бы отказались от названия «коммунистическая», и значительное число членов СР, готовых его принять. Но создание объединенной «сверхпартии» – это реальный шанс для левых. Если учесть, что левое поле в России достигает примерно 60% (в частности, это цифра положительных оценок роли Ленина в истории и значения Октябрьской революции), гипотетически принявшая новый облик партия могла бы бороться за эти голоса.

Только сами эти 60% левых достаточно различны, и ни КПРФ, ни СР не имеют пока современного проекта, который мог бы удержать все это поле.

Его неоднородность можно проследить по многим параметрам – как готовность избирателей проголосовать за такую объединенную партию, так и отношение даже готовых за нее проголосовать к идее объединения. Не говоря уже о разных социально-политических и экономических ориентирах. При доминировании в обществе «общелевых» оценок и установок (Ленин, Октябрь, государственно регулируемые цены, государственная собственность на крупную промышленность, ТЭК, энергетику и т. д.) проголосовать за объединенную левую партию, образованную из слияния КПРФ и СР, по данным ВЦИОМ, точно готовы были бы только 4% избирателей, а возможно проголосовали бы еще 16%.

То есть такая объединенная партия рискует потерять даже голоса самих стойких сторонников КПРФ. Конечно, теоретически, собрав в случае удачи еще 16% «возможно готовых», партия имела бы 20% всех избирателей, то есть при явке в 60% – примерно треть всего электората, общий результат коммунистов 1995–1996 гг. Но и тогда она уступала бы голосам ЕР, причем этот результат вовсе не был бы гарантирован.

Среди тех, кто поддержал бы такую партию, идею объединения поддерживают далеко не все. Из вышеуказанных 4% поддерживают объединение 75%, против – 20%, не определены – 5%. Среди тех, кто не точно, но допускает для себя голосование за нее, эту идею поддерживают 59%, не поддерживают – 20%, колеблются – 21%. Не было бы в партии и единства в вопросе о лидере: среди точно намеренных проголосовать за нее 36% лидером видели бы Миронова, 30% – Зюганова, среди возможно готовых проголосовать 36% за Миронова, 21% за Зюганова.

В конечном счете, это лишь проявление более глубоких расхождений среди сторонников двух левых партий.

Другой опрос ВЦИОМ, проведенный три недели назад, дает следующую картину предпочтений моделей политических тенденций сторонниками разных партий.

Исследователи центра, задавая вопрос «Кому скорее вы симпатизируете?», предложили следующий набор ответов: 1. Сторонникам сильного и социально ориентированного государства; 2. Сторонникам сильного государства и рыночной экономики; 3. Коммунистам; 4. Другим «левым силам», в том числе социалистической и социал-демократической ориентации; 5. Русским националистам, выступающим против наплыва в Россию приезжих из южных и юго-восточных регионов; 6. Правозащитникам и демократам, выступающим против угрозы диктатуры и произвола со стороны государства; 7. Сторонникам возрождения страны на основе православия и дореволюционных традиций; 8. Сторонникам сокращения вмешательства государства в экономику и свободное развитие бизнеса; 9. Иное; 10. Не интересуюсь политикой; 11. Затрудняюсь ответить.

В результате ведущие позиции оказались у сторонников сильного социального государства (26%), сторонников сильного государства и рыночной экономики (19%), коммунистов (12%) и тех, кто не интересуется политикой (19%). Остальные группы, имеющие политическую ориентацию, набрали не более 4% (варианты 4, 5, 6), сторонники православных традиций получили 2% , а пункт 8 (экономические либералы типа СПС) получили 1 процент. 8% ответить не смогли. Таким образом, мы видим, что из более или менее четко определившихся 72% сторонники сильного государства и социальной экономики (включая, естественно, коммунистов и социалистов) получили 42%, а рыночники – 20% (пункты 2 и 8). Это еще один показатель реального расклада симпатий в обществе.

В ЕР 31% симпатизируют сторонникам сильного социального государства плюс сюда же 5% – сторонникам коммунистов, а рыночникам в сумме (27 и 1) – 28%. То есть среди сторонников ЕР социальные левые со счетом 36% на 28% опережают социальных правых.

В составе КПРФ социальные левые абсолютно доминируют (9% сторонников сильного социального государства и 76% самих коммунистов). При этом относительно удивительно, во-первых, что среди сторонников КПРФ 5% симпатизируют сторонникам сильного государства и рыночной экономики да еще 1% – сторонникам невмешательства государства в экономику. Но еще более удивительно (для поборников «русского вопроса» и «соборности» с «державностью» в руководстве КПРФ), что среди ее сторонников нет симпатизирующих ни националистам, ни православным традициям.

Так что, компартия, принимая русофильскую риторику, может лишь распугать к выборам свой вполне интернационалистский электорат.

Сторонники же «Справедливой России» достаточно близки по своим симпатиям не КПРФ, а, скорее, «Единой России»: среди них 38% – за сильное социальное государство, 17% – за сильное государство и рыночную экономику, 6% симпатизируют коммунистам, 9% – «другим левым», 7% – русским националистам, 4% – «православным». Это было бы удивительно, учитывая декларируемую ориентацию СР на ориентиры Социнтерна, но становится понятным, если вспомнить, что в нее влились остатки «Родины» и «Народной партии» со своим специфическим электоратом.

Тем не менее, если сравнить, с одной стороны, КПРФ и СР, а с другой – СР и ЕР, мы видим следующие интересные моменты. По соотношению социально-левых (сильное социальное государство и коммунисты) и социально-правых (сильное государство с рыночной экономикой и сторонники свободного развития бизнеса без госвмешательства), мы получаем: у КП РФ – 85% на 6%, у СР – 44% на 18%, а у ЕР – 38% на 20%. По отношению к националистам и православным: КПРФ – 0% в обоих случаях, у СР – 7% и 4%, у ЕР – 4% и 2%. По отношению к «другим левым» и «правозащитникам»: у КП РФ – 2% и 1%, у СР – 9% и 0%, у ЕР – 5% и 4% (последнее – чудо фантастики).

По основному показателю – соотношению сторонников «социально-левого» и «социально-правого» – у КПРФ первый показатель вдвое выше показателя СР, а второй – втрое ниже, тогда как эти показатели СР и ЕР предельно близки – 44% и 38% в первом случае и 20% и 18% во втором. По доле националистов среди сторонников КПРФ находится на нуле, тогда как СР и ЕР близки и по нему(7% и 4%), и по «православным» (4% и 2%). Единственная позиция – «другие левые» и «правозащитники», где показатели трех названных партий не группируются и дают явный разброс, хотя и в нем можно увидеть некую систему: в сумме число их симпатизантов среди сторонников КПРФ – 3%, тогда как для сторонников ЕР И СР оно равно и второе больше – 9%.

То есть по всем показателям избиратель СР довольно далек от избирателя КПРФ, но достаточно близок к избирателю ЕР.

Это могло бы считаться подтверждением тезиса руководства компартии о том, что перед нами две партии-близнеца, две партии власти. Однако такой вывод все же выглядит слишком поспешным.

Сторонники СР все-таки значительно левее сторонников ЕР. Если суммировать симпатизантов сильного социального государства, коммунистов и других левых, с одной стороны, и сторонников сильного государства с рыночной экономикой (собственно консерватизм) и сторонников невмешательства государства в экономику при свободном развитии бизнеса (консерватизм, претворяющийся либерализмом), то для СР мы получим 53% по первому показателю и 18% по второму, а для ЕР – 41% по первому показателю и 28% по второму. Хотя сторонник СР и ближе к стороннику ЕР, чем к КПРФ, он все же намного левее его.

Некоторое сходство сторонников двух «Россий» не удивительно. В целом сторонник ЕР выглядит как скорее левый, чем правый – впрочем, партия давно и активно играет на левом поле. Правое поле в стране слишком мало, и единороссы могут проводить свою правую политику, лишь опираясь на левые обещания и ожидания электората. Включение в электоральное соревнование СР было на деле не покушением на «левую часть левых», избирателей, стоящих за КПРФ: завоевав это поле, новая партия не смогла бы все равно перевесить позиции ЕР, опирающейся и на правых, и на умеренную часть левых.

Ключ к победе над ЕР не в этой части левого поля – он в овладении «умеренными левыми», сегодня частично контролируемыми главной партией власти.

Потому и похожи устремления их избирателей, что это именно тот избиратель, за которого и идет реальная борьба. Избиратель ЕР не един – это частью, даже большей частью, представители умеренно левого массива, на который партия опирается, а меньшей частью – представители правых, в интересах которых ЕР проводит свою политику, поэтому в общем он выглядит как скорее левый. Но заметно более правый, чем сторонник СР. То есть реальное и перспективное поле электоральной конкуренции не между КПРФ и СР, а между СР и ЕР. Если бы вдруг СР и КПРФ объединились, они оставили бы в руках единороссов значительную часть левого пространства и политическое доминирование.

Если они действуют отдельно, они имеют шанс выгнать последнюю с левой части поля и запереть справа (реально – в пространстве порядка 20%), создав реальную двупартийную систему в лице КПРФ и «Справедливой России».

Разумеется, наличие такого шанса (а он есть) еще не означает его реализации.

Автор – профессор Международного независимого эколого-политологического университета


Сергей Черняховский
Газета.ру
 
їпвЭШжР, 24 ЅЮпСам 2017, 23:24
Погода
Валюта и акции
Информеры - курсы валют
Поиск
Авторская колонка

Итог досрочных президентских выборов в Казахстане никого не удивил
Прогнозируя явку населения, представители Центральной избирательной комиссии перед выборами выдвинули основанное на неких социологических
Тягомотина
Кажется, уже давно ушли в прошлое и "оранжевые", и "голубые", и "малиновые", и "красные", и еще бог
Евронаезд
Конкурс "Евровидение-2007" прошел 12 мая, а через полторы недели на заседании Национального совета Украины по вопросам телевидения

Обратите внимание
15:20
45-й полк ВДВ награжден орденом Кутузова
Впервые в новейшей истории России орден Кутузова вручали целому полку, а не конкретному человеку за

18:18
Терроризм в современной России
В России было именно так до октябрьского переворота ХIХ века. Тогда политический терроризм шел рядом



Rambler's Top100
© 2007-2012, Сайт Интернет-газеты ФАКТ.ru: свежие новости дня, политики и бизнеса Дизайн сайта: Rikhter.com